На главную страницу На главную страницу  
Сегодня
 
 
   

Отрывной календарь как культуртрегер


"Бедная мудрость частенько бывает рабой богатой глупости".
Из отрывного календаря т-ва И. Д. Сытина на 1901 год, лист от 17 января
.

В качестве одного из важных составных элементов закатившихся девяностых годов будущий историк русской общественности отметит стремление к знанию, к книге, к газете, стремление, непрерывно расширявшееся и углублявшееся, "наперекор стихиям", к этому стремлению неблагосклонным.

Еще Гл. Ив. Успенский, этот тонкий, беспримерно-впечатлительный наблюдатель русской общественной жизни, в свое время отметил колоссальной важности факт появления нового читателя, с чем и поздравил горячо русского писателя. Не без значительного основания можно было бы поздравить с новым явлением и русского... издателя, пожалуй, последнего даже больше, чем первого, потому что в то время как между писателем (я имею в виду действительных писателей, а не... не пуцыковичей и иных монопольных фабрикантов злокачественного духовного маргарина для народного потребления) и вынырнувшим откуда-то из темных общественных глубин читателем волею судеб возникли стихийные препятствия непреодолимой силы, — издатель* превосходно справился со стихиями, даже заручился их покровительством, по крайней мере, косвенным, в форме устранения опасных конкурентов, и, завладев полем, обрел "дивиденд".

Мы, конечно, ни на минуту не забываем, что издатели, руководствующиеся не исключительно "дивидендными" интересами, тоже в изобилии наталкиваются на подводные рифы... Но на рынке печатной бумаги, рассчитанной на потребление масс, тон задают не эти издатели, а Сытин и Сойкин, Манухин и Леухин и пр., и пр...

Этот издатель быстро сформировал необходимые ему кадры беллетристов, поэтов, моралистов, философов, не знающих независящих препон, работающих быстро и, главное, дешево... Таким образом, бедная, нищенски "бедная мудрость" стала послушной рабой, если не "богатой глупости" (см. эпиграф), то... богатого и умелого издательского невежества... Создались тощие книжки с заманчивыми этикетками — заглавиями, дешевая иллюстрированная газета, дешевый иллюстрированный журнал с бесчисленными "премиями" (очевидно, за наивность подписчиков), песенники, календари, снабженные сведениями по всем отраслям наук, и пр. и пр...

Я именно и хочу сказать несколько слов о календаре и даже не вообще о календаре, а об "отрывном календаре" на 1901 год, изд. т-ва И. Д. Сытина.

Мне, к сожалению, совершенно неизвестна история отрывного календаря, неизвестно даже, долга ли эта история, а проследить ее было бы весьма любопытно, ибо и в ней, как "солнце в малой капле вод", отражаются, вероятно, весьма широкие общественные судьбы. В настоящее время дешевый отрывной календарь, в полном соответствии с духовным голодом масс, получил характер настоящей энциклопедии, материал которой расположен не по алфавиту, а по временам года, месяцам и числам. "Тут все есть, коли нет обмана: и черти, и любовь, и страхи, и цветы", — т.е. в буквальном-таки смысле все это: страхи — божеский и начальнический, любовь — во всех смыслах и под всеми соусами, черти — оптом и в розницу. (Пример: "Занимающийся делом искушается одним бесом, а праздный — тысячами), цветы — об их разведении и сохранении, и пр., и пр., и пр...

Перебирая листки названного календаря, я, как мне сперва показалось, уловил в "отрывной" морали и философии сытинского календаря некоторую объединяющую тенденцию, лицемерно-пакостного содержания. Не угодно ли: "Не тот беден, у кого денег нет, а тот, у кого бога нет". "Деньги часто делают умных людей дураками, но дураков никогда не делают умными". "Богатство порождает скупость и наглость". Под скромным заголовком "Причина всех причин" выяснено, что "деньги убили светлый взгляд на жизнь". Наконец, под заглавием "Правда" изложено: "Воздержание от всякого излишества в питье и подчинение строгому жизненному порядку дает нашему телу бодрое состояние, и мы живем дольше. Почти все столетние люди — бедняки, живущие впроголодь, и если бы жизнь их была более обеспечена, она не была бы так продолжительна". Вильям Бликир (?).

Жизнь впроголодь, рекомендуемая как форма "воздержания от всякого излишества", — как хотите, дальше этого идти, кажется, некуда!

Итак, я уж начал было усматривать тенденцию, как вдруг наткнулся на пессимистическое замечание, поставленное в качестве эпиграфа настоящей заметки. Я еще раз пересмотрел календарь и убедился, что тенденции тут нет, а есть пошлость и неприкрытое невежество, называющее Дарвина величайшим естествоиспытателем XIX ст. и тут же толкующее о тысяче бесов, с равным усердием цитирующее Дидро (точно ли, впрочем, Дидро?) и о. Иоанна Кронштадтского, Ж. Ж. Руссо и "Руководство для сельских пастырей", Вольтера и "Московский Сборник", В. Гюго и Фенелона...

Помимо масс суеверия и предрассудков, тупых банальностей и лицемерных пошлостей, которые преподносятся читателям и, наверное, заметьте, внимательным читателям "отрывной" мудрости, вы здесь встретите афоризмы, буквально карикатурные и способные сойти за удачные пародии. Например: "Человек походит на флюгер" (до сих пор полагалось, что на флюгер похожи только издатели некоторых "больших политических газет"). "Наука есть знание, не проверенное опытом" (?!). "Жизнь есть наука, как жить". Чем последний афоризм хуже или лучше такой, напр., "мысли" К. Пруткова: "Смерть для того поставлена в конце жизни, чтобы удобнее было к ней приготовиться"? Или вот еще: "Англичане говорят, что счастье есть свинья, хвост которой намазан жиром". Дальше следует комментарий к этому бездонному глубокомыслию. "Немца" календарь, конечно, не жалует: сообщается, напр., что какой-то немец неверно изложил рецепт русских щей, и за это безжалостно рекомендуется вылить ему, немцу, эти щи на голову. Но довольно!..

Не то, конечно, ужасно, что т-во Сытина печатает весь этот вздор в сотнях тысяч экземпляров для народного потребления, а то, что этим сотням тысяч экземпляров нельзя противопоставить ничего равносильного, что подобно тому, как группа русских сахарозаводчиков монополизировала русский внутренний сахарный рынок, так же все эти Сытины и Сойкины монополизировали наш народный книжный рынок и притом без всяких усилий и заслуг с своей стороны, просто благодаря тому, что стихии поблагоприятствовали.

Дать народу здоровую умственную пищу, приобщить его к плодам многовековой работы человеческого духа — в этом, думаем мы, есть нечто большее, чем долг образованных классов народу. Ведь такой долг отнюдь не имеет, разумеется, юридической, объективной санкции, и все сводится к тому, сознаю ли я свой долг субъективно.

/Незачем, конечно, напоминать, что люди субъективного сознания долга пред народом не сидели, сложа руки. Но вот что говорит один из них, Лиссабонский, или, вернее, его устами сам Гл. Ив. Успенский: "И везде, на каждом шагу, нет признака присутствия человека, который бы в новых учреждениях поддерживал, отстаивал новую, справедливую идею этих учреждений... Этот человек мог быть только я, Лиссабонский, только такие, как я, люди, т.е. люди, рожденные на рубеже новой русской жизни, окрещенные и осененные в лучшую юношескую пору жизни новыми благотворными идеями, принявшие эти идеи всем сердцем, со всею искренностью, со всем жаром самоотвержения и бескорыстия. Но нас выгнали оттуда; с позором выгнали". ("Беглые наброски". V. "Своекорыстный поступок". Г. И. Успенский, т. II, стр. 358.)

Между тем мы полагаем, что все образованное общество в его целом имеет вполне объективные и притом весьма властные императивы заботиться о возможно скорейшем приобщении народных масс к той культуре, которая у них, у масс, много брала и берет, весьма мало давая взамен. Такое приобщение означало бы упрочение культуры на более широком базисе, способном придать культуре достаточную устойчивость, которой именно и недоставало некогда Вандомской колонне...








О проекте
История календаропечатания
Системы летоисчисления
Статьи
Именины

Rambler's Top100





Л.Д. Троцкий, "Восточное обозрение" N 19, 25 января 1901г.
 





 
Copyright © 2004-2017 ЗАО "Календарь"